23:33 

Поздравляю всех-всех-всех с Днём Святого Валентина!!!

((((((( Я не грущу. Просто улыбаюсь в другую сторону.(с)
и небольшой отрывок - всё, что успела в качестве подарка.
завтра точно выложу полную главу.

Меньше минуты



Глава вторая

– Кто-нибудь, остановите это чёртов звон в ушах! – Родни ругнулся про себя, прежде чем попытаться во второй раз снять то, что придавило его правую ногу.

Попытка не удалась, никаких догадок по поводу того, что всё-таки произошло, он нахмурился. Это положение ему отнюдь не нравилось. Он осторожно вытянул рук, слегка ударив по скользкому полу, а потом дотронулся до чего-то острого. Он быстро отдёрнул руку, когда его указательный палец пронзила острая боль. Он бессознательно сунул покалеченный палец в рот, чтобы остановить кровотечение, и почувствовал на языке привкус химикатов.

– Ах, – выкрикнул он, вынув палец. Чтобы избавиться от противного привкуса во рту, он попытался протереть язык рукавом рубашки, но и его одежда насквозь пропиталась теми же химикатами.

Здоровой рукой нечаянно ударив себя чуть повыше глаз, он несколько раз поморгал, чувствуя, как со лба по щекам стекает влага.

– Где я, чёрт возьми, и почему здесь так темно? – Родни крикнул в пустоту, окружающую его. – Шеппард, если ты снаружи веселишься, наблюдая за моими злоключениями, то обещаю, что когда я выберусь отсюда, я добавлю в твой гель для волос столько токсичных веществ, что твоя причёска с торчащими в разные стороны прядями превратится в белёсые завитушки, которые сможет оценить только Каванах!

Он подождал ответа, но его угрозы остались незамеченными.

– Кто-нибудь слышит меня? – Родни крикнул изо всех сил, а потом прислушался, пытаясь расслышать хотя бы что-нибудь.

– Хэллоу! – выкрикнул он снова, подняв голову и осознав, что то место, где бы он не находился, было очень большим и пустынным, с едва заметным эхом.

– Хэллоооуу! – Родни ещё раз испробовал голосовые связки на прочность. Да, определённо, большое помещение. Знакомое чувство паники охватило его, когда он наконец понял, что это никакой не розыгрыш, его сердце забилось очень часто, и он скривился.

– О, боже, – прошептал Родни. – Где я?

Положив больной палец, который причинял изрядное неудобство, подмышкой, он немного подвинулся на своём месте, пытаясь вспомнить, что именно произошло. Где бы он ни был, здесь было темно, сыро, тихо, грязно, это было большое помещение, заваленное острыми вещами... и, что самое противное, он был здесь один. При этой мысли вдох застрял где-то в горле, его глаза, осматривавшие округу в отчаянной попытке найти хоть малюсенький лучик света, ничего не нового не смогли увидеть.

Звук движения где-то за его спиной вынудил Родни немного подвинуться, пытаясь развернуться.

– Кто здесь? – прошептал он в темноту. – Я Вас слышу, так что говорите! – он потребовал с ложной бравадой в голосе, когда его первая попытка осталась неотвеченной.

Следующий звук, звук чего-то большого, упавшего на пол, заставил его подпрыгнуть.

– Да ладно, не надо так нервничать! Мне тут нужна помощь, так что, кто бы Вы ни были, Вы не можете подойти и освободить мою ногу?

Снова тишина, а затем другой голос стрелой пронзил тьму помещения.

– Родни? – выдохнул он с болью в голосе.

Маккей покачал головой, но смог идентифицировать голос. Что и говорить, голос был определённо знакомым, с акцентом. Не с шотландским. Но с европейским, в этом учёный был уверен на все сто. Он порылся в своём мозгу и смог найти ответ:

– Радек?

– Родни, помоги мне, – с трудом выговорил чех где-то на другом конце комнаты.

– Я застрял, – ответил Родни, осторожно вытянув руку, чтобы удостовериться в том, что его конечность по-прежнему что-то придавливает.– На моей ноге что-то лежит. А ты не можешь добраться ко мне?

Из того места, где находился Радек, раздался болезненный кашель, а затем хрип.

– Как тяжело ты ранен? – спросил Родни.

– Я не могу дышать, – послышался приглушённый ответ.

– О, будь всё проклято! – ругнулся Родни, недовольный ограничениями, которые сковывали его движения. Используя свою левую ногу как рычаг, он подложил её под то, что подпирало его правую ногу, откинулся назад, оперевшись на ладони, и толкнул неизвестный объект со всей силы. – Ааааа! – он вскрикнул, сжав зубы, задыхаясь от боли.

Он почувствовал, что предмет существенно сдвинулся с его ноги, но всё же не до конца. Крепко зажмурившись и набираясь решимости, которая была бы достойна Арнольда Шварценеггера, он снова толкнул объект изо всех сил.

Боль пробежала по его мускулам и сухожилиям, разжигая огненную бурю, которая охватила всё его тело, затем через какое-то время стихла, оставив его бездыханным. Упав мешком на влажный пол, он протянул здоровую руку, чтобы проверить, насколько сильно пострадала нога. Он зашипел, когда его рука дотронулась доразорванной плоти и ещё чего-то, смутно напоминающего кость. Тяжело дыша ртом, пытаясь снизить тошноту, вызванную болью, он медленно перевернулся на живот.

– Радек, – позвал он осиплым голосом.

– Здесь, – отозвался чех. – Ты... – начал он что-то говорить, но неудержимо закашлялся.

– Я иду, – ответил Родни, борясь с болью, когда подтягивал под себя руки и неповреждённую ногу, чтобы он смог доползти до раненного учёного.

В качестве предосторожности вытягивая вперёд одну руку, он начал свой путь, полный агонии, через разбросанные на полу запчасти к звуку сдавленного дыхания. Несколько раз его рука натыкалась на острые предметы, или его нога врезалась в невидимые объекты, тогда Родни приходилось останавливаться, чтобы попытаться сдержать боль внутри, отрывисто дыша. Когда он наконец добрался до куска материала, скрывающего тело, он медленно начал ощупывать объект, пока не почувствовал лицо Радека, его другая рука покоилась на груди мужчины.

– Где у тебя болит? – он спросил, осторожно проверяя тело учёного на наличие ранений, чтобы не вызвать новую боль. Почувствовав под рукой что-то острое, он быстро отдёрнул её. – Что, что я сделал?

Радек умудрился восстановить дыхание и посмотрел в невидящие глаза, уставившиеся на него.

– Ты можешь видеть? – он прошептал в перерывах между всхрипами, надеясь, что его страх безоснователен.

Родни покачал головой:

– Здесь слишком темно. Я вообще ничего не могу разглядеть, – он немного испугался, почувствовав нежное прикосновение руки к его щеке, а потом Маккей резко отшатнулся, так как острая боль пронзила его виски. – Что? – прошипел он, сдерживая дыхание, пока не приступ боли не отступил.

Радек помахал рукой перед лицом Маккея и не получил никакого ответа. С одного виска канадца свободно стекала кровь, так что Зеленка понял, что сам Родни не понимал, насколько тяжело он был ранен, и что он был слепым.

– Свет, – он прошептал.

– Я знаю. Наверное, что-то случилось с предохранителями.

– Нет, свет включён.

Слова медленно затонули в туманенных мозгах Родни, прежде чем стаканом ледяной воды вылиться на него.

– Я ослеп? – прошептал он. Рука легла на его рука, пытаясь успокоить учёного.

– Травма головы. Бекетт всё исправит.

Родни стало тяжело на сердце от страха, когда он дотронулся до своего лица, убедившись, что Радек говорит правду.

– Я не вижу, – пробормотал он про себя, потерявшись в себе и в своих тревогах, пока звук сдавленного дыхания не ворвался в его горе. Неумело и неуклюже Родни дотянулся до чеха и поднял его, чтобы Радеку стало легче дышать.

– Спасибо.

– Не стоит благодарности, – Маккей попытался сострить.

– Родни?

– Я сказал, не стоит благодарности.

– Ты истекаешь кровью, – тихо сказал Радек, наконец в силах нормально дышать.

– Не беспокойся за меня. Это всего лишь царапина.



Добавлено 14 февраля в 20:15




У Радека отвисла челюсть, когда он увидел порванную штанину, открывающую вид на жуткую рану и торчащую наружу кость. Родни, должно быть, в шоке. Чувствуя себя намного уверенней,поскольку дышать было легче, он попытался сесть самостоятельно, но это только ухудшило ситуацию. Он тяжело закашлялся, съёжившись от острой боли, забившейся в груди. Закрыв глаза, чтобы избавиться от слишком яркого видения, он дотронулся до слепого учёного, чтобы поддержать его.

– Нужен набор первой медицинской помощи, – наконец выговорил Радек.

– Я не знаю, где он.

– В джампере.

Родни ошарашенно заморгал и покачал головой:

– Я не знаю, где это, – он повторил.

– Мы в отсеке джампера.

Невидящий взгляд повернулся к чешскому учёному.

– Мы в Атлантисе?

Радек кивнул, на мгновение забыв, что Родни его не видит:

– Взрыв, помнишь?

Родни облизнул свои губы, почувствовав вкус крови.

– Нет... нет, я не помню, – он почувствовал, как его рука наткнулась на что-то большее на полу рядом с Радеком. – Ты можешь облокотиться, пока я поищу джампер?

Мысль о движении не входила в список его приоритетов на данный момент, но Радек знал, что ему нужна медицинская помощь, и опасался, что его собственные ранения были намного тяжелее, чем у Маккея, так что он выдохнул:

– Хорошо...

– Это будет болезненным для нас обоих, так что и не думай, что для меня это развлечение, – сказал Родни. Его зубы уже начинали болеть из-за того, что он чересчур сильно сжимал их. Как можно аккуратнее, без лишних движений, Маккей помог Радеку прислониться к какой-то детали оборудования, лежащей на полу. – В какую сторону нужно идти к джамперу? – прошипел он, его раненная нога и голова наполнились болью, которая увеличивалась с каждым биением сердца.

***

Шеппард обратился к ближайшему технику с ноутбуком:

– Вы можете соединиться с камерой в отсеке отсюда?

Она сразу же кивнула, зайдя в комнату напротив и подсоединяя свой ноутбук к электрической цепи помещения. Спустя несколько секунд, вся спасательная команда окружила её, уставившись на размытое изображение на маленьком экране.

– О, боже, – выдохнул в ужасе Карсон, наблюдая за фигурой в центре развалин, пытающейся освободиться от большого обломка оборудования, придавившего его.

Прикладывая невообразимые усилия, учёный повернул голову, так что вся команда смогла увидеть покрытое кровью лицо, когда он беззвучно кричал от боли, пытаясь высвободиться. Группа сдавленно наблюдала за тем, как Родни скорчился от боли, а потом пополз по полу отсека джамперов, врезаясь в различные разбросанные части оборудования так, будто не видел того, что находилось перед его носом.

– Он слепой, – прошептал шотландец, взглянув на шокированное выражение лица Шеппарда.

Когда Родни начал пропадать из радиуса видимости камеры, в наушнике радался голос Вейр:

– Мы пытаемся получить изображение с других камер, но похоже, что взрыв уничтожил большинство камер. Подполковник, вам удалось открыть двери?

– Пока нет. Мы собираемся попытать счастье и попробовать открыть верхние двери ангара.

Элизабет замолчала на какое-то время, прежде чем дать разрешение:

– Соберите команду. Возьмите всех, кого посчитаете нужными и держите меня в курсе. А мы постараемся сделать что-нибудь здесь.

– Понятно. Ах, и вы можете сделать с сигналом тревоги. Полагаю, Родни и Радека этот звук там внутри сводит с ума, – секунды спустя сирены замолкли.

Заставив себя оторваться от экрана, Шеппард подтолкнул шотландца за руку, чтобы привлечь его внимание.

– Собери всё необходимое и жди меня у транспортёра, – повернувшись к сержанту за его спиной, он приказал:

– Мне нужны верёвки и оборудование для шестерых, лучшие скалолазы и прожекторы, расположенные как можно ближе к наружним дверям отсека.

Схватив главного инженера, Шеппард пошёл с ним по коридору, возвращаясь в аппартаменты команды.

– Нам могут понадобиться резаки высокой прочности. У вас есть что-то достаточно маленькое, что мы смогли бы затащить на крышу?

– Ничего, что могло бы использоваться длительное время, но у нас есть небольшие переносные устройства, которые вы вполне можете взять с собой.

Шеппард хлопнул мужчину по плечу:

– Хорошо. Возьмите оборудование, встретимся у транспортёра.

Оставшись в одиночестве, он позволили себе задуматься об картинах, увиденных им в отсеке. Было чудом, что кто-то смог выжить во взрыве, но он не был удивлён, что двум учёным это удалось. Им просто нужно было продержаться подольше. Заскочив в свои покои, он схватил одежду, которую он надевал на миссии, и быстро оделся. Он надел бронежилет, но пистолет оставил, радуясь, что хоть о чём-то ему не придётся беспокоиться. Андреналин будоражил кровь, когда он побежал к нише транспортёра навстречу Бекетту и остальным членам спасательной бригады.

запись создана: 14.02.2008 в 01:02

@темы: Фанфик, Перевод, Stargate Atlantis, Gen

Комментарии
2008-02-15 в 11:50 

Чем дальше, тем все интереснее и интереснее. В этом фанфике Маккею с Зеленкой досталось гораздо больше, чем обычно. А как за них остальные волнуются! Ням! (Ужас, какая я кровожадная! :maniac: :nunu: :guns: :D )
ночная_охотница, спасибо за очередной кусочек!

2008-02-15 в 12:41 

((((((( Я не грущу. Просто улыбаюсь в другую сторону.(с)
greenwill сама удивилась, что так сильно герои пострадали...)))

я до того как начала переводить, фанфик не читала... так, просмотрела, что в конце всё будет хорошо... и всё...) мне самой теперь интересно, что будет дальше...

правда, судя по всему, до следующей недели продолжения не будет... у меня будут выходные, это в учебные дни мне нечего делать... да и текст довольно сложный... очень трудно составлять правильные предложения на русском языке, чтобы смысл фанфика не терялся...

2008-02-15 в 14:33 

ночная_охотница, ну, тогда остается пока ждать и придумывать фанфик на фанфик. :D

2008-02-15 в 19:01 

((((((( Я не грущу. Просто улыбаюсь в другую сторону.(с)
greenwill можешь попытаться... мне самой интересно стало, чем всё это закончится...

     

Stargate: Beyond Your Imagination...

главная